[ Таланты и Поклонник ] ~

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

[ Таланты и Поклонник ] ~ > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — четверг, 15 ноября 2018 г.
Вокруг Солнца Верховная боль в сообществе Бесконечность 10:45:59
Весело, хоть и не очень мелодично, напевая себе под нос, Джимми Тэрнер вошел в приемную.
— Здесь Старая Кислятина? — спросил он, подмигивая хорошенькой секретарше и вгоняя ее этим в краску.
— Здесь, и ждет вас, — кивнула она в сторону двери, на которой жирными черными буквами значилось:
«Фрэнк Мак-Катчен, генеральный директор Межпланетного почтового ведомства».
Джимми вошел.
— Хэлло, командир! Что на этот раз?
— О, это вы! — Мак-Катчен оторвался от лежавших на столе бумаг и пожевал окурок своей сигары. — Садитесь.
Подробнее…Из-под кустистых бровей он уставился на вошедшего. «Старую Кислятину», как называли Мак-Катчена все сотрудники Межпланетного почтового ведомства, никто не мог припомнить смеющимся, хотя, если верить слухам, в детстве, наблюдая падение своего отца с яблони, он улыбнулся. Всякий, кто поглядел бы на его лицо сейчас, объявил бы этот слух преувеличенным.
— Слушайте, Тэрнер! — рявкнул Мак-Катчен. — Межпланетное почтовое ведомство открывает новую линию, и решено, что проложите ее вы. — Не обращая внимания на гримасу Джимми, он продолжал: — Отныне почту на Венеру будут доставлять круглый год.
— Что? Я всегда считал: когда Венера находится по другую сторону Солнца, возить туда почту — сплошное разорение.
— Точно, — согласился Мак-Катчен, — если лететь обычным путем. Но если бы можно было достаточно близко подойти к Солнцу, мы стали бы летать по прямой. В том-то вся суть! Создан новый корабль, способный приблизиться к Солнцу на двадцать миллионов миль и неопределенно долгое время оставаться на этой дистанции.
— Постойте! — нервно перебил Джимми. — Я не совсем понимаю, Кисл… мистер Мак-Катчен. Что это за корабль?
— Почем я знаю? Я сам не специалист, но, насколько мне известно, он создает вокруг себя некое поле, не пропускающее солнечных лучей. Вы поняли? Они отклоняются. Жара до вас не доходит. Вы можете пробыть там хоть целый век, и вам будет прохладнее, чем в Нью-Йорке.

— Вот как? — Джимми был настроен скептически. — Испытания проведены, или именно эту маленькую деталь оставили для меня?
— Испытания, конечно, были, но не в естественных условиях.
— Раз так, я отказываюсь. Я достаточно потрудился для ведомства, но всему есть предел. Я еще не сошел с ума.
Мак-Катчен чопорно выпрямился.
— Напомнить вам присягу, которую вы дали, поступая на службу, Тэрнер? «Помешать нашим космическим полетам…»
— «…способна только смерть», — закончил Джимми. — Все это я знаю не хуже вас, и еще я заметил, что очень легко цитировать присягу, сидя в удобном кресле. Если вы такой идеалист, летите сами. Что до меня, то это исключено. И можете, если угодно, меня уволить. Уж такую работу я всегда найду. — Он пренебрежительно щелкнул пальцами.
Мак-Катчен понизил голос до вкрадчивого шепота:
— Ну, ну, Тэрнер! Не надо так горячиться. Вы меня не дослушали. Помощником у вас будет Рой Снид.
— Ха! Снид! Этого плута вам и за миллион лет не уговорить. Так что не рассказывайте мне сказок.
— Собственно говоря, он уже дал согласие. Я думал, вы составите ему компанию, но вижу, он был прав. Он с самого начала был уверен, что вы спасуете. А я с ним спорил. — Он жестом отпустил Джимми и тут же занялся докладной, которую читал перед его приходом.
Джимми пошел к двери, нерешительно постоял возле нее и вернулся назад.
— Минутку, мистер Мак-Катчен! Что, Рой действительно летит?
Мак-Катчен рассеянно кивнул, целиком поглощенный чтением документа. Джимми взорвался:
— Вот негодяй! Значит, этот длинноногий воображала считает, что я струшу?! Ну, я ему покажу! Я принимаю ваше предложение и ставлю десять долларов против венерианского пятака, что Рой в последнюю минуту сдрейфит!
— Хорошо! — Мак-Катчен встал и пожал ему руку. — Я знал, что вы согласитесь. С деталями вас ознакомит майор Вэйд. Я думаю, вы отправитесь недель через шесть, а так как я завтра лечу на Венеру, мы, вероятно, там встретимся.

Джимми, все еще кипя, вышел, а Мак-Катчен нажал кнопку звонка:
— Вызовите по видеофону Роя Снида, мисс Вильсон.
После короткой паузы вспыхнул красный сигнал, раздался щелчок, и на экране возник темноволосый, франтоватый Снид.
— Хэлло, Снид! — прорычал Мак-Катчен. — Вы проиграли пари. Тэрнер согласен. Я думал, он лопнет со смеху, когда сказал ему, что вы говорили — он не полетит. С вас двадцать долларов.
— Подождите, мистер Мак-Катчен! — Лицо Снида потемнело от гнева. — Вы что, сказали этому безмозглому кретину, будто я отказался? Конечно, сказали, знаю я вас! Я-то полечу, но ставлю еще двадцатку, что он передумает. А я полечу, не сомневайтесь!
Мак-Катчен, не дожидаясь, пока он кончит возмущаться, выключил видеофон. Затем откинулся на спинку кресла, выплюнул изжеванный окурок и закурил новую сигару. Лицо его по-прежнему осталось кислым, но в голосе явственно слышалось удовлетворение, когда он произнес:
— Ха! Я знал, что на это они клюнут.

* * *


С усталыми, вспотевшими двумя космонавтами на борту «Гелиос» летел по орбите Меркурия. Многонедельное космическое путешествие вдвоем вынуждало Джимми Тэрнера и Роя Снида соблюдать видимость приятельских отношений, и все же они почти не разговаривали. Прибавьте к этой скрытой враждебности изнуряющую жару и мучительную неуверенность в благополучном исходе предприятия, и вы поймете, что положение обоих было незавидным.
Джимми уныло посмотрел на пульт с множеством разных индикаторов и, откинув упавший на глаза мокрый клок волос, буркнул:
— Что там вытворяет термометр, Рой?
— Сто двадцать пять по Фаренгейту, и ртуть все ползет вверх, — тем же тоном ответил Рой.
Джимми цветисто выругался, после чего сказал:
— Система охлаждения на пределе, корпус корабля отражает 95 процентов солнечной радиации, и при всем том такая жарища. — Он помолчал. — Гравиметр показывает, что мы находимся в тридцати пяти миллионах миль от Солнца.

Значит, нам осталось еще целых пятнадцать миллионов миль до зоны, где включится дефлекторное поле. Температура поднимется, возможно, до ста пятидесяти. Нечего сказать, приятная перспектива! Проверь-ка испарители. Если воздух не будет абсолютно сухим, нам долго не выдержать.
— Орбита Меркурия, только подумать! — голос Снида стал хриплым. — Никто никогда не был так близко к Солнцу. А мы продолжаем приближаться к нему.
— Многие были и так близко, и еще ближе, — напомнил Джимми, — но они потеряли управление и сели на Солнце.
Фридлендер, Дебюк, Антон… — Он умолк, наступило тягостное молчание.
Рой нервно поерзал.
— Насколько оно вообще эффективно, это поле? Знаешь, Джимми, такие воспоминания не слишком ободряют.
— Ну, испытания проведены в самых жестких условиях, максимально приближённых к реальным. Я наблюдал их. На корабль обрушили радиацию, примерно равную солнечной в радиусе двадцати миллионов миль. Эффект был потрясающий. Залитый ослепительно ярким светом корабль сделался невидимым. И с корабля испытатели не видели происходящего снаружи, совершенно не ощущая при этом жары. Одно любопытно: поле включается только при определенной интенсивности радиации.
— Хотелось бы, чтобы все это скорей кончилось, а как — мне уже все равно, — рассердился Рой. — Если Старая Кислятина думает постоянно гонять меня по этому маршруту, что ж — он лишится своего аса.
— Он лишится двух асов, — поправил Джимми.
Разговор оборвался; «Гелиос» продолжал свой полет.

* * *


Жара усиливалась: 130, 135, 140. А через три дня, когда ртуть подобралась к отметке «148», Рой объявил, что они приближаются к критической зоне — туда, где солнечная радиация достаточно интенсивна, чтобы вызвать действие поля.

* * *


Напряжение достигло предела; сердца обоих бешено колотились.
— Это произойдет сразу?
— Не знаю. Придется ждать.
Сквозь иллюминаторы видны были только звезды. Слепящие лучи Солнца не проникали внутрь корабля, специально сконструированного таким образом, что под действием мощной радиации иллюминаторы автоматически закрывались.
А потом звезды начали понемногу исчезать, сперва — тусклые, затем — яркие: Полярная, Регул, Арктур, Сириус. Космос стал одной сплошной чернотой.
— Действует! — выдохнул Джимми. И почти в тот же момент обращенные к Солнцу иллюминаторы открылись. Солнца не было!
— Ха! Я уже ощущаю прохладу, — Джимми Тэрнер ликовал. — Здорово!.. Знаешь, если бы создать дефлекторное поле против излучения любой силы, мы получили бы самое мощное оружие — возможность делаться невидимками. — Он закурил и сибаритом раскинулся в кресле.
— Но пока что мы летим вслепую, — напомнил Рой.
Джимми покровительственно усмехнулся.
— Можешь не беспокоиться, Красавчик. Это уж моя забота. Мы вышли на солнечную орбиту. Через две недели мы обогнем Солнце, я выпущу ракеты, и мы устремимся прямиком к Венере. — Он был чрезвычайно доволен собой. — Джимми Тэрнер — «голова»! Можешь на него положиться. Вместо обычных шести месяцев мы потратим всего два. За штурвалом ас Межпланетной почты.
Рой неприятно хохотнул.
— Послушать тебя, так подумаешь — это твоя заслуга. А вся твоя работа — вести корабль по курсу, который рассчитан мною. Голова здесь Я, ты — только руки.
— Ну? Каждый молокосос в летном училище умеет рассчитывать курс. А чтобы водить корабли, надо быть мастером.
— Ну, это ты так считаешь. А кому больше платят? Тому, кто ведет корабль, или тому, кто составляет расчеты?
На это Джимми возразить ничего не смог, и Рой с победным видом вышел из рубки. А «Гелиос» все летел.
Два дня прошли спокойно, а на третий Джимми, глянув на термометр, встревоженно почесал затылок. Вошедший в эту минуту Рой вопросительно поднял брови.
— Что-нибудь случилось? — Он наклонился к шкале. — Ровно 100 градусов. Не вижу причин расстраиваться. По твоему виду я решил, что стало барахлить поле и температура снова поднимается. — Он нарочито зевнул.
— Безмозглый кривляка! — Джимми поднял ногу, как бы собираясь лягнуть его. — Я предпочел бы, чтобы температура поднималась. Слишком уж оно активно, это поле, на мой взгляд..
— Гм! Что ты имеешь в виду?
— Постараюсь объяснить, а ты слушай внимательно — может, поймешь. Этот корабль напоминает термос. Он с большим трудом нагревается и с таким же трудом остывает. — Джимми сделал паузу, давая собеседнику время осмыслить сказанное. — В обычном диапазоне температур он не должен терять больше двух градусов в сутки при отсутствии дополнительных внешних источников тепла. Допускаю, что в нынешних условиях потери могут составлять пять градусов в сутки. Усваиваешь?
Рой слушал его, разинув рот. Джимми продолжал:
— Меньше чем за три дня этот чертов корабль отдал пятьдесят градусов тепла.
— Быть не может!
— Факт, — Джимми невесело усмехнулся. — И я знаю, в чем дело. Все это проклятое поле. В борьбе с внешней радиацией оно спешит растратить все тепло нашего корабля.
Рой быстро произвел в уме расчет.
— Если это действительно так, через пять дней будет достигнута точка замерзания и последнюю неделю мы проведем в зимних условиях.
— Именно. Даже если с понижением температуры потери уменьшатся, градусов тридцать-сорок мороза нас ожидают.
Настроение у Роя упало.
— Мороз в двадцати миллионах миль от Солнца!
— Это еще не самое страшное, — добавил Джимми. — «Гелиос», как все корабли Марса и Венеры, не имеет отопительной системы. Они ведь рассчитаны на полет под палящим солнцем и в условиях минимальной теплоотдачи, а потому совершенствуются в охлаждении. У нас, к примеру, весьма эффективная рефрижераторная установка.
— Да, дело дрянь. И скафандры у нас соответствующие.
Хотя пока они страдали еще не от холода, а от жары, обоих прошиб озноб.
— Я не намерен этого терпеть, — взорвался Рой. — И никто нас не заставит. Я за то, чтобы сейчас же повернуть назад к Земле.
— Валяй! И ты берешься на таком расстоянии от Солнца рассчитать курс с гарантией, что оно нас не притянет?
— Черт! Я об этом не подумал.
Итак, делать было нечего. Радиосвязь прекратилась с момента, когда они покинули орбиту Меркурия. Никакие радиоволны не могли пробиться сквозь помехи, возникающие в такой близости от Солнца, да еще при его максимальной активности.
Оставалось ждать развития событий. Ближайшие несколько дней были целиком посвящены наблюдению за термометром, прерываемому только для того, чтобы обрушить на голову мистера Мак-Катчена очередную порцию бессильных проклятий. Это сделалось таким же ритуалом, как еда и сон, и так же не доставляло удовольствия.
А «Гелиос», безучастный к горестям своего экипажа, все летел.
Как Рой и предсказывал, к исходу седьмого дня их пребывания в дефлекторной зоне ртуть в термометре упала до отметки «холод». Ничего неожиданного в этом не было, и все же они почувствовали себя несчастными.
Джимми накачал из цистерны около ста галлонов воды и заполнил ею почти все сосуды на борту.
— Чтобы трубы не лопнули, — объяснил он. — А если они все же лопнут, у нас, по крайней мере, будет достаточно воды. Впереди ведь еще целая неделя.

А на следующий, восьмой, день вода действительно замерзла. Уныло глядели они на голубую корку льда. Джимми пощупал ее и мрачно констатировал:
— Крепкая.
Он натянул на себя еще одну простыню.
Отвлечься от мыслей о все усиливающемся холоде было трудно. Рой и Джимми реквизировали все имевшиеся на корабле простыни и одеяла, предварительно надев по три-четыре рубашки и столько же пар брюк.
Они старались по возможности не вылезать из постелей, а если уж приходилось, жались к топливной форсунке. Но и от этого сомнительного удовольствия вскоре пришлось отказаться: Джимми заметил, что горючее необходимо экономить, так как иначе не на чем будет растопить воду и отогреть замерзшую еду.
Оба были несдержанны и готовы из-за пустяков ссориться, но сейчас, попав в беду, они перестали бросаться друг на друга. А на десятый день, объединенные ненавистью к общему врагу, они неожиданно стали друзьями.
Температура дошла до нуля по Фаренгейту и обнаруживала явную тенденцию к дальнейшему понижению. Джимми жался в углу, с удивлением вспоминая, как ворчал некогда по поводу августовской жары в Нью-Йорке. Рой окоченевшими пальцами подсчитывал на бумаге, сколько еще осталось терпеть эту муку. С отвращением поглядев на итог — 6354 минуты, он сообщил эту цифру Джимми. Последний огрызнулся:
— Мне кажется, я и 54 минуты не выдержу, а об остальных 6300 говорить нечего. — И раздраженно прибавил: — Хоть бы ты что-нибудь придумал.
— Не будь мы в такой близости от Солнца, можно было бы с помощью хвостовых ракет ускорить ход.
— Да, а если бы мы сели на Солнце, нам было бы совсем тепло. Много от твоих предложений толку!
— Ну, ты ведь называешь себя «Тэрнер-голова». Вот ты и придумай. А то, послушать тебя, так это я во всем виноват…
— Ты и виноват, осел в человеческом облике! Здравый смысл с самого начала удерживал меня от этого дурацкого путешествия. Я сразу отказался от предложения Мак-Катчена. И был прав. И что же? — с горечью сказал он. — Нашелся такой дурак, как ты, который согласился на то, на что ни один нормальный человек не согласился бы. И мне пришлось разделить эту глупость с тобой. — Голос его достиг самых высоких нот. — Надо было предоставить тебе одному лететь и мерзнуть, а я сидел бы себе у камелька и злорадствовал. Знай я, чем это кончится, я так бы и поступил.
Лицо Роя выразило обиду и изумление.
— Да? Вот, значит, как было дело! Одно тебе скажу: в искусстве искажать факты ты способен побить любого. Ведь это именно ты был настолько глуп, что согласился лететь, а я — всего лишь жертва обстоятельства.
Джимми посмотрел на него с величайшим презрением.
— Холод отшиб у тебя последние остатки мозгов.
— Слушай, — накаляясь, ответил Рой. — 10 октября Мак-Катчен по видеофону сообщил мне, что ты дал согласие и посмеялся надо мной как над трусом. Будешь отрицать?
— Естественно, буду. 10 октября мне от Кислятины стало известно, что ты летишь и заключил пари… — Джимми вдруг растерянно умолк. — Слушай… Мак-Катчен действительно сказал тебе, что я согласился?
Потрясенный внезапной догадкой, Рой на миг перестал даже ощущать холод.
— Клянусь! Потому-то и я полетел.
— Но он сказал мне, что ты летишь, и это вынудило меня согласиться. — Джимми вдруг почувствовал себя последним дураком.
Оба надолго погрузились в молчание. Когда Рой снова заговорил, голос его дрожал от избытка переполнявших его чувств:
— Джимми, мы стали жертвами подлого, низкого обмана. — Он задыхался от ярости. — Это прямо-таки разбой среди бела дня…
Джимми, внешне более хладнокровный, был, однако, зол не меньше.
— Ты прав, Рой. Мак-Катчен подло обманул нас. Он дошел до предела человеческой низости. Но ему это так не сойдет. Когда мы переживем эти 6300 с чем-то минут, мы сведем с мистером Мак-Катченом счеты.
— Что мы с ним сделаем? — глаза Роя хищно блеснули.
— В данный момент я охотно разорвал бы его в клочья.
— Недостаточно мучительно. Может, лучше сварить его в кипящем масле?
— Неплохо, но отнимет слишком много времени. Давай лучше отдубасим его по доброму старому методу.
Рой потер руки.
— У нас еще будет время поразмыслить над этим. Вот мерзкий, подлый, грязный… — дальше пошло непечатное.
В следующие четыре дня температура продолжала падать. На четырнадцатый, последний, день ртуть в термометре замерзла.
В этот последний, ужасный день они разожгли форсунку, истратив весь свой скудный запас горючего. Полузамерзшие, они жадно стремились впитать в себя каждую каплю тепла.
За несколько дней до того Джимми разыскал где-то пару теплых наушников, и теперь они ежечасно переходили из рук в руки. Погребенные под горкой одеял Рой и Джимми беспрестанно растирали свои руки и ноги. Разговор, почти исключительно сосредоточенный на особе Мак-Катчена, становился с каждой минутой все злее.
— Вечно цитирует этот трижды проклятый девиз Межпланетной почты: «Помешать нашим космическим полетам…» — Джимми задохнулся от бессильной ярости.
— Да, — подхватил Рой. — А сам вместо того, чтобы делать мужскую работу, протирает стулья в конторе, будь он неладен!
— Ладно, через два часа мы выйдем из дефлекторной зоны. Затем еще три недели — и мы на Венере. — Джимми чихнул.
— Скорей бы! — простуженным голосом откликнулся Рой. — Ни за что больше не суну нос в космос, только последний раз — чтобы добраться домой, на Землю. А затем поселюсь где-нибудь в Центральной Америке и займусь разведением бананов. Там хоть тепло.
— Нас могут не выпустить с Венеры после расправы, которую мы учиним над Мак-Катченом.
— Ты прав. Но это не беда. На Венере еще теплее, чем в Центральной Америке, а мне ничего больше не нужно.
— Нам вообще ничто не грозит. — Джимми снова чихнул. — По венерианским законам самое большое наказание за убийство — пожизненное заключение. Нормальная, теплая, сухая камера на весь остаток жизни. Что еще нужно человеку?
Секундная стрелка хронометра делала круг за кругом: время шло. Рой держал наготове руки, выжидая мгновения, когда можно будет наконец сбросить хвостовые ракеты и позволить «Гелиосу» вырваться из этой кошмарной дефлекторной зоны.
И вот она, команда, взволнованно выкрикнутая Тэрнером:
— Пошел! Пуск!
Грохотнули ракеты. «Гелиос» пронизала дрожь. Отброшенные назад, втиснутые в свои кресла Джимми и Рой почувствовали себя счастливыми. Теперь до встречи с Солнцем, с его живительным сиянием, с благословенной жарой оставались минуты.
Это произошло даже быстрее, чем они ожидали: яркая вспышка света, а затем короткий треск, щелчок — и обращенные к Солнцу иллюминаторы закрылись.
— Гляди! — воскликнул Рой. — Звезды! Конец всем мучениям! Ну, старина, будем подниматься опять, — восторженно сообщил он термометру и поплотнее завернулся в одеяла, так как на корабле еще царил холод.

* * *


Фрэнк Мак-Катчен сидел у себя в венерианском отделении Межпланетного почтового ведомства вместе с седовласым Зебулоном Смитом, изобретателем дефлекторного поля. Говорил один Смит:
— Но право же, мистер Мак-Катчен, мне очень важно знать, как вело себя мое поле. Они ведь уже, конечно, информировали вас обо всем по радио.
Мак-Катчен в глубокой задумчивости раскурил одну из своих знаменитых сигар.
— То-то и оно, что нет, дорогой мой мистер Смит, — сказал он. — Как только они достаточно удалились от Солнца, чтобы радиосвязь с ними стала возможна, я начал запрашивать их о действии поля. Они попросту не отвечают. Единственное, что они сообщили, — выбрались из него живьем. А больше ничего!
Зебулон Смит разочарованно вздохнул.
— Не странно ли? Нет ли здесь некоторого, я бы сказал, нарушения субординации? Я полагал, им приказано подробно отразить в отчетах все, касающееся нового маршрута.
— Так и есть. Но эти двое — мои лучшие пилоты, асы из асов. И оба они с характерами. Ничего не поделаешь. К тому же я обманом вовлек их в эту затею, весьма, как вы знаете, рискованную. И теперь я склонен проявить снисходительность.
— Ну что ж, придется мне, видно, подождать.
— О, недолго, — заверил Мак-Катчен. — Они прилетают сегодня, и я обещаю передать вам всю информацию, как только они мне ее доставят. В сущности, то, что они благополучно провели две недели в двадцати миллионах миль от Солнца, само по себе доказывает успех вашего изобретения. Вы должны быть довольны.
Едва Смит ушел, как секретарша Мак-Катчена встревоженно доложила:
— С пилотами «Гелиоса» что-то неладно, мистер Мак-Катчен. Майор Вэйд только что передал из Паллас-сити, где они сели, что они отказались присутствовать на организованном в их честь торжестве и потребовали немедленно дать им ракету для полета сюда, ничего при этом майору не объяснив. А когда он попытался задержать их, они сделались весьма агрессивны.
Мак-Катчен лишь мельком взглянул на составленную секретаршей докладную.
— Гм! Они чертовски несдержанны. Ладно, как только явятся — пошлите их ко мне. Я вышибу из них дурь!
Часа через три двое непокорных пилотов сами напомнили ему о себе. Он услышал доносившиеся из приемной низкие сердитые голоса, затем возмущенные протесты секретарши — и тут же дверь распахнулась: в кабинет ворвались Джимм Тэрнер и Рой Снид. Последний решительно закрыл дверь и прислонился к ней спиной.
— Не пускай никого, пока я не кончу, — сказал ему Джимми.
— Будь спокоен, сюда никто не войдет, — мрачно пообещал Рой. — Но не
забудь оставить что-нибудь и для меня.
Мак-Катчен не подавал голоса, пока не увидел, как Тэрнер засучивает рукава. Тут он решил, что пора кончать комедию.
— Привет, ребята, — произнес он с совершенно не свойственной ему сердечностью. — Рад снова видеть вас. Садитесь.
Джимми проигнорировал предложение.
— Не хотите ли сказать еще что-нибудь, прежде чем я приступлю к делу? — Он резко скрипнул зубами.
— Ну, раз на то пошло, я хотел бы спросить, что это все значит. Может быть, дефлектор оказался слаб и вам пришлось в дороге попотеть?
Рой громко засопел, а Джимми окинул Мак-Катчена холодным взглядом и спросил:
— Прежде всего, что это вам вздумалось так подло морочить нас?
Брови Мак-Катчена удивленно поползли кверху.
— Вы имеете в виду мою маленькую ложь? Господи, какие пустяки! Обычный деловой прием. Я ежедневно делаю куда худшие вещи, и люди считают это нормой. Да и что вы на этом потеряли?
— Расскажи ему о нашем «увеселительном рейсе», Джимми, — потребовал Рой.
— Именно это я и собираюсь сделать. — И Джимми, придав своему лицу страдальческое выражение, повернулся к Мак-Катчену. — Сначала мы мучились из-за адской жары — она дошла до 150 градусов, но тут мы не в претензии: мы знали, чего ждать на полпути между Меркурием и Солнцем. Непредвиденное ожидало нас в зоне действия этого вашего поля. Теплоотдача происходила не по градусу в сутки, как нам говорили в летном училище. — Он дал себе передышку, чтобы вставить несколько только что пришедших ему в голову бранных слов, после чего продолжал: — За три дня температура снизилась на 50 градусов, за неделю дошла до точки замерзания, а следующую неделю — долгих семь дней — мы погибали от холода. В последний день ртуть в термометре замерзла!
У него от гнева сорвался голос. Рой в приступе жалости к самому себе чуть не всхлипнул. Мак-Катчен оставался невозмутим.
— Мороз все крепчал, — снова заговорил Джимми, — а у нас не было ни отопления, ни даже теплой одежды. Нам приходилось растапливать воду и пищу. Мы совершенно закоченели, мы не в силах были пошевельнуться. Это был, говорю я вам, сущий ад, только в перевернутом виде. — Он замолчал: ему не хватало слов.
Теперь начал высказываться Рой:
— В двадцати миллионах миль от Солнца я отморозил уши. Повторяю: отморозил! — Он угрожающе потряс кулаком под носом у Мак-Катчена. — А все из-за вас. Вы нас в это втравили! Замерзая, мы поклялись, что вы свое получите, и мы сдержим клятву! Давай, Джимми, начинай! Мы и так потеряли достаточно времени.
— Погодите, ребята, — заговорил наконец Мак-Катчен. — Я хочу понять. Значит, поле так здорово действует? Оно не только не пропускает радиации извне, но и поглощает имеющееся тепло?
Джимми только утвердительно что-то промычал.
— И из-за этого вы целую неделю мерзли?
Мычание повторилось.
И тут произошло нечто в высшей степени странное, прямо-таки невероятное: Мак-Катчен, «Старая Кислятина», человек, «лишенный мускулов смеха», улыбнулся. Да, он показал в улыбке зубы! Больше того, он улыбался все шире и шире, а затем у него вырвался скрипучий смешок. Хотя вначале дело с непривычки шло туго, но понемногу смешки стали звучать все громче, пока не перешли наконец в полноценный смех, а тот — уже в рев. Мак-Катчен один раз в жизни вознаграждал себя за свою вечную кислую угрюмость.
Тряслись стены, дребезжали оконные стекла, а гомерический хохот все не утихал. Рой и Джимми стояли, разинув рты. Изумленный бухгалтер в отчаянном приступе храбрости сунулся в кабинет — да так и застыл. Другие сотрудники столпились за дверью и благоговейным шепотом обсуждали небывалое событие. Мак-Катчен смеялся!
Генеральный директор долго не мог успокоиться. Но наконец хохот его, завершившись финальным пароксизмом мелких смешков, умолк, и багровое от непривычного напряжения лицо обратилось к асам Межпланетной почты, чей гнев давно уже сменился изумлением.
— Ребята, — Мак-Катчен все еще ухмылялся, словно заводная игрушка, — это лучшая в моей жизни шутка. Вы получите по два оклада каждый. — После смеха у него началась икота.
Асов его щедрость не тронула. Джимми сердито спросил:
— Что вас так рассмешило? Лично я не вижу причин для смеха.
— Послушайте, ребята, перед моим вылетом на Венеру я дал каждому из вас несколько листков с отпечатанными инструкциями. Что вы с ними сделали?
Возникло короткое замешательство.
— Не знаю, — буркнул Рой. — Я свои куда-то сунул.
— А я в свои не заглянул, просто забыл о них. — Джимми почувствовал себя неловко.
— Видите! — торжествовал Мак-Катчен. — Вы пострадали из-за собственной глупости.
— Как это? — удивился Джимми. — Майор Вэйд сообщил нам все необходимое о корабле. К тому же от вас мы едва ли можем узнать что-нибудь новое в этой области.
— Вы уверены? Вэйд, совершенно очевидно, забыл одну мелочь, содержавшуюся в моих инструкциях. Интенсивность дефлекторного поля регулируется. Перед вашим стартом установили максимальную интенсивность, вот и все. — Его снова стал разбирать смех. — Возьми вы на себя труд прочитать эти листки, вы знали бы, что простой поворот рычажка, — он жестом изобразил это, — может ослабить действие поля до желаемого уровня и пропустить столько радиации, сколько вам нужно. — Смешки стали громче. — Целую неделю вы мерзли, потому что у вас не хватило ума повернуть рычаг. И после этого вы, пилоты-асы, являетесь ко мне с претензиями. Ну и смех! — Когда он справился с новым приступом хохота, асов в кабинете уже не было.
Внизу, на аллее, мальчик лет десяти с величайшим интересом и удивлением наблюдал, как двое взрослых людей, забыв, что они взрослые, наскакивают друг на друга, не соблюдая никаких правил, а просто колошматя и лягаясь.


Айзек Азимов

­­
/ анрол 10:17:41
бля сложно не чувствовать себя аутсайдером на работе когда туда не ходишь. в пятницу собираюсь прийти ворваться в их пространство. и проходить всю следующую неделю. такую я себе поставил цель. время ебашить. такие вот аутотренинги. смотрю правда на этот текст и хихикаю
показать предыдущие комментарии (5)
10:26:38 этическая манипуляция
) ну, тогда вызывает интерес узнать, что за работа, если можешь сказать, конечно
10:29:13 zoivo
Всем бы такую работу
10:31:02 vasya goncharov
уважаемо
11:00:59 анрол
я препод в универе
Вчера — среда, 14 ноября 2018 г.
Флэшмоб "50 странных вопросов" blancheneige 14:54:21
Флэшмоб "50 странных вопросов".
Никогда не участвовал в подобных штучках, но вот захотелось вдруг.

1. Что ты сейчас должен делать? – учиться, учиться и ещё раз учиться; но я прогуливаю занятия, чтобы сделать уборку и посмотреть кино.
2.Ты улыбаешься незнакомцам? – возвращаю им улыбку, если они улыбнутся мне, но инициатором не являюсь.
3.Что сейчас на тебе надето? – чёрные домашние свободные брюки с мелким узором а-ля Индия + чёрная недомашнаяя футболка с мелким узором а-ля «я инфантильное дитя топшопа»;
4.Когда последний раз плакал? – кажется, в субботу.
Подробнее…5.Сменил бы цвет глаз навсегда, если бы это было возможно? – нет, с моей внешностью любой цвет кроме оттенков карего смотрелся бы жутковато.
6.Кто был последним, с кем ты говорил вчера перед сном? - мой партнёр.
7.На какой вопрос ты никогда не ответишь правдиво? – никогда не говори «никогда».
8.Какую суперсилу хотел бы?– не копить долги где бы то ни было.
9.Часто простужаешься? – уже нет.
10.У тебя есть странные фобии? – не боюсь, но испытываю отвращение, когда смотрю на рыб.
11.Ты часто завидуешь? – чем реже захожу в инстаграм, тем реже завидую.

12.Поставь плеер на рандом, назови первые 5 песен.
Кино – Бездельник;
Nick Cave – (Are you) The one I’ve been waiting for?
Radiohead – Videotape
Kovacs – My love
Lele Marchitelli - Maddalena Ventura (The Young Pope OST)
Подробнее…13.О тебе писали стихи или песни? - да, писали, это было очень приятно.
14.Что значит твой ник? – «белый снег», как бы на французском, но с неверным порядком слов, мне так больше нравится.
15.О чем ты соврал в последний раз? - сегодня врал, что заболел, чтобы не идти на занятия (см.пункт 1).
16.Ты что-нибудь коллекционируешь? – когда-то у меня была коллекция парфюмов, сейчас постепенно обрастаю игрушечными симпатичными обезьянками.
17.Какой звук тебя бесит и какой нравится? – бесит, когда люди едят суп и при этом хлюпают; нравится, наверное, любая нота, сыгранная на дудуке.
18.Веришь в призраков или инопланетян? – предполагаю, что они могут существовать, но не более.
19.В каком самом ужасном месте ты побывал? - *штука про мой университет*
20.Водишь машину? Бывал в аварии? – нет, нет, слава небесам.
21.Какой последний фильм посмотрел? – «Фантастические твари и где они обитают» пересмотрел.
22.Самое тяжелое увечье, которое получал? – глубокое ранение ножницами в ногу.
23.Твоя последняя покупка? – крабовые палочки
24.Если бы ты мог без последствий убить 1 человека, то кого бы назвал? – одного – слишком мало; если честно, сделал бы это со всеми, кто разбивал моё сердце.
25.Ты социальный или антисоциальный человек? – зависит от того, с кем социализируешься.
26.Встречался бы ты сейчас с кем-то, кому 18 лет? – если только просто по фану.
27.Ты больше дружишь с девушками или парнями? – наверное, с девушками.
28.Ты френдзонишь кого-нибудь? – да, человек 5. Хотя я не очень люблю это понятие.
29.Кто-нибудь ненавидит тебя? – вряд ли, не думаю, что я могу у кого-то такие сильные эмоции вызывать. Если только мой бывший, ахахах.
30.О тебе распускали слухи? – да.
31.Тебя волнует, если другие говорят о тебе плохо? – если за спиной – мне плевать, если в лицо – нуууу, возможно, мне тоже будет плевать. Важно – кто именно говорит.
32.Есть кто-то, кому ты можешь рассказать абсолютно всё? – незнакомец, которого я вижу в первый и в последний раз.
33.Как думаешь, вступишь в брак в ближайшие 5 лет? – сомневаюсь.
34.Какой у тебя секретный прием для того, чтобы понравиться человеку? – я вообще ничего не делаю, чтобы кому-то понравиться, откровенно говоря. Скорее, напротив, подсознательно делаю слишком многое, чтобы НЕ понравиться.
35.Как покорить твое сердце? – заботиться обо мне, но не наседать.
36.Любимая группа? – Nick Cave and The Bad Seeds.
37.В кого из знаменитостей ты влюблен? – кажется, ни в кого.

38.С кем из музыкантов ты бы переспал не раздумывая? – Freddie Mercury, Мишель Гуревич (!).
Подробнее…39.Твой топ-5 самых горячих знаменитостей нема
40.Если бы ты мог встретиться с любым человеком на Земле, то с кем? – небожители интереснее ;)
41.Как ты думаешь, твоя жизнь радикально изменится к 2020 году? – вряд ли.
42.Что тебе не понравилось в сегодняшнем дне? – моё позднее пробуждение.
43.Если бы тебе нужно было удалить один год из жизни, то какой именно? – 2013, тогда вообще ничего важного не происходило, кажется.
44.Что тебе снилось вчера? – моя бывшая соседка, которая стала художницей (во сне) и переехада.
45.Жизнь сейчас похожа на твою жизнь 2 года назад? – нет :3
46.16-летний ты возненавидел бы тебя сегодняшнего? – нет. Тот человек был бы удивлён, увидев меня сегодня, но гордился бы точно).
47.Ты доволен тем, кем стал? – могло быть и лучше, но стало тем, чем стало.
48.Твое самое удачное жизненное решение? – действовать.
49.Какие полчаса своей жизни ты хотел бы пережить заново? – смотреть на звёзды с крыши, забыв обо всём.
50.Какое воспоминание ты бы стер из своей памяти? – о том, как я обидел близкого человека. До сих пор не могу простить себе всего этого.


Категории: Эго-кормушка
Слишком страшное оружие Верховная боль в сообществе Бесконечность 10:35:30
Карл Франтор находил пейзаж удручающе-мрачным.
Низко нависшие облака сеяли нескончаемый моросящий дождь;
невысокая, словно резиновая, растительность монотонного красновато-коричнев­ого цвета простиралась во все стороны.
Тут и там вспархивали птицы-прыгуны и с заунывными криками проносились над головой.
Повернувшись, Карл посмотрел на крошечный купол Афродополиса, крупнейшего города Венеры.
– Господи, - пробормотал он, - даже под куполом лучше, чем в этом чудовищном мире снаружи.
Подробнее…Он поплотнее запахнулся в прорезиненную ткань накидки.
– До чего же я буду рад вернуться на Землю! Он перевел взгляд на хрупкую фигурку Антила, венерианина:
– Когда мы доберемся до развалин, Антил? Ответа не последовало, и тут Карл заметил, что по зеленым, морщинистым щекам венерианина текут слезы. Странный блеск появился в крупных, похожих на лемурьи, кротких, непередаваемо прекрасных глазах. Голос землянина смягчился:
– Прости, Антил, я не хотел ничего дурного сказать о твоей родине.
Антил повернул к нему зеленое лицо:
– Это не из-за твоих слов, мой друг. Разумеется, ты найдешь немного достойного восхищения в чужом мире. Но я люблю Венеру и плачу потому, что опьянен её красотой.
Слова произносились плавно, но с неизбежными искажениями: голосовые связки венериан не были приспособлены для резких земных языков.
– Я понимаю, тебе это представляется непостижимым, - продолжал Антил, - но мне Венера видится раем, землей обетованной... я не могу подобрать для своих чувств должных слов на вашем языке.
– И находятся же такие, кто заявляет, что лишь земляне способны любить! - В словах Карла ощущалась сильная и искренняя симпатия.
Венерианин печально покачал головой:
– Но многие способны также чувствовать, что ваш народ отвернулся от нас.
Карл поспешил сменить тему разговора:
– Скажи, Антил, разве пейзажи Венеры не представляются тебе однообразными? Ты был на Земле, ты способен меня понять. Как может эта коричнево-серая бесконечность сравниться с живыми, теплыми красками Земли?
– Для меня она несравненно прекраснее. Ты забываешь, что мое цветовое восприятие очень сильно отличается от твоего.
Как я могу объяснить тебе всю прелесть, все богатство красок, которые составляют этот пейзаж?
Он замолчал, углубившись в созерцание красот, о которых говорил, хотя для землянина мертвенная меланхолическая серость окружающего оставалась неизменной.
– Когда-нибудь, - в голосе Антила звучали пророческие интонации, Венера вновь будет принадлежать только венерианам. Нами больше не будут править выходцы с Земли, и слава предков вернется к нам.
Карл рассмеялся:
– Хватит тебе, Антил. Ты заговорил, точно головорез из Зеленых банд, которые причиняют столько хлопот правительству. Я-то думал, ты не признаешь насилия.
– Я и не признаю, Карл. - Глаза Антила стали печальными, пожалуй, даже испуганными. - Но силы экстремистов растут, и я опасаюсь наихудшего. И... и если вспыхнет открытый бунт против землян, я должен буду к нему присоединиться.
– Но ты же не согласен с ними.
– Да, конечно. - Антил передернул плечами - жест, который он перенял от землян. - Насилием мы ничего не добьемся. Вас пять миллиардов, нас едва наберется сотня миллионов. В вашем распоряжении ресурсы и оружие, а у нас ничего нет. Было бы бессмысленным риском выступить против такой силы. И даже если мы победим, то получим в наследство лишь ненависть такой силы, что мир между нашими двумя планетами станет невозможным навсегда.
– Тогда зачем тебе к ним присоединяться?
– Потому что я - венерианин. Карл опять разразился смехом:
– Похоже, патриотизм на Венере столь же иррационален, как и на Земле. Ну ладно, поспешим-ка к развалинам вашего древнего города. Теперь уже недалеко?
– Да, - ответил Антил, - теперь до них чуть больше вашей земной мили. Но помни, ты ничего не должен нарушать там. Руины Аш-таз-зора для нас священны, как единственный уцелевший след тех времен, когда мы тоже были великой расой, не то что теперешние дегенераты.
Дальше они шли в молчании, шлепая по мягкому грунту, уклоняясь от корчащихся ветвей змеедрев, обходя стороной изредка попадающиеся скачущие лозы.
Антил первым возобновил разговор:
– Несчастная Венера. - В его спокойном, грустном голосе таилась печаль. - Пятьдесят лет назад появились земляне, предложили нам мир и благоденствие - и мы поверили. Мы показали им изумрудные копи и табак джуджу - и их глаза заблестели от вожделения. Их прибывало все больше и больше, и все больше становилось их высокомерие. И теперь...
– Все это достаточно скверно, Антил, - согласился Карл, - но ты слишком уж болезненно это воспринимаешь.
– Слишком болезненно! Разве мы получили право голоса? Есть у нас хоть один представитель в Конгрессе провинций Венеры? Разве не существует законов, запрещающих венерианам пользоваться теми же стратокарами, что и землянам, питаться в тех же ресторанах, останавливаться в тех же отелях? Разве не все колледжи закрыты для нас? Разве лучшие и плодороднейшие участки почвы не присвоены землянами? Разве сохранились вообще хоть какие-то права, которые защищали бы нас на нашей собственной планете?
– Все, что ты сказал, - чистейшая правда, как это ни прискорбно. Но в свое время на Земле практиковалось такое же обращение с представителями некоторых так называемых низших рас, а потом это неравенство начало понемногу сглаживаться, пока не установился принцип полного равноправия, существующий в наше время. К тому же не забывай, что весь цвет интеллигенции Земли на вашей стороне. Я, к примеру, хоть раз проявлял малейшее предубеждение против венёриан?
– Нет, Карл, ты сам знаешь, что нет. Но сколько их, интеллигентных людей? На Земле прошли долгие и мучительные тысячелетия, полные войн и страданий, прежде чем установилось равноправие. Что, если Венера откажется ждать так долго?
Карл нахмурился:
– Ты, конечно, прав, но ждать придется. Что вам ещё остается?
– Не знаю... не знаю...
Антил смолк. Неожиданно Карлу захотелось повернуть назад, под спасительный купол Афродополиса. Сводящая с ума монотонность пейзажа и недавние сетования Антила только усилили его депрессию. Он уже совсем было собрался отказаться от этой затеи, как вдруг венерианин поднял перепончатую руку, указывая на холм впереди.
– Там вход, - сказал он. - За бесчисленные тысячелетия Аш-таз-зор скрылся под землей. Только венериане знают его местонахождение. Ты - первый землянин, которому суждено в нем побывать.
– Я сохраню вашу тайну, как и обещал.
– Тогда идем.
Антил раздвинул пышную растительность, открыв узкий проход между двумя валунами, и поманил Карла за собой. Им пришлось почти ползти по узкому сырому коридору. Антил достал из сумки атомитную лампу, её жемчужно-белый свет озарил каменные стены.
– Этот проход был обнаружен нашими предками триста лет назад, объяснил венерианин. - С тех пор город считается святыней. И все-таки потом мы о нем позабыли. Я был первым, кто посетил его после длительного перерыва. Не исключено, что это ещё один показатель нашей деградации.
Ярдов пятьсот они двигались строго по прямой, пока коридор не вывел их под просторный купол. Карл задохнулся при виде открывшегося перед ним зрелища. Остатки зданий, архитектурные чудеса, не имеющие аналогов на Земле, пожалуй, со времен Афин Перикла. Но все было обращено в руины, так что о былом великолепии города оставалось только догадываться.
Антил провел землянина наискось через открытое пространство, и они углубились в новый проход, змеей извивавшийся в скале. То тут, то там в стороны убегали ветви боковых коридоров, несколько раз Карл замечал обломки каких-то конструкций. С какой радостью он взялся бы за исследования, но боялся отстать от Антила.
Они вновь выбрались на открытое место, на сей раз перед огромным, широким зданием, сложенным из гладкого зеленого камня. Его правое крыло было полностью разрушено, но все остальное, похоже, пострадало мало.
Глаза венерианина сияли, его худенькая фигурка горделиво распрямилась.
– Это примерно то же, что земные музеи науки и искусства. Ты сможешь увидеть здесь величайшие достижения древней культуры.
С трудом сдерживая волнение, Карл огляделся - первый землянин, смотревший на достижения этой древнейшей цивилизации. Он обнаружил, что за центральной колоннадой находится ряд глубоких ниш. Потолок представлял собой одно гигантское полотно, тускло мерцавшее в свете атомитной лампы.
Заблудившись в чудесах, землянин бродил по залам. Впечатление невероятной чуждости производили окружавшие его скульптуры и полотна, но неземное происхождение лишь удваивало их красоту.
Карл понимал, что упускает что-то жизненно важное в венерианском искусстве просто из-за отсутствия общей почвы между земной культурой и этой, но он мог оценить техническое совершенство произведений. Особенно он восхищался цветовым богатством живописи, гамма цветов которой лежала далеко за пределами когда-либо встречавшегося на Земле. Картины пошли трещинами, поблекли, местами облупились, но гармоничность и естественность изображений были просто великолепны.
– Сколько бы ещё сделал Микеланджело, - сказал Карл, - обладай он присущим венерианскому глазу невероятным восприятием цвета!
Антил от удовольствия выпятил грудь.
– У каждой расы свои особенности. Я часто хотел, чтобы мои уши могли улавливать слабейшие тона и оттенки звука так же, как, говорят, это свойственно землянам. Тогда, возможно, я сумел бы понять, что же такого прекрасного таится в вашей музыке. А так она представляется мне невыносимо монотонной.
Они двинулись дальше, и с каждой минутой мнение Карла о венерианской культуре все возрастало. Им попадались длинные и узкие ленты тонкого металла, сложенные вместе, покрытые линиями и овалами венерианской письменности - их были тысячи и тысячи. И на них, думал Карл, могли быть запечатлены такие секреты, за которые земные ученые отдали бы половину жизни.
Наконец, когда Антил указал на крошечный, дюймов шесть в высоту, предмет и сообщил, что, согласно надписи, это одна из моделей ядерного конвертора, на несколько порядков превышающего по эффективности серийные земные модели, Карл взорвался:
– Почему бы вам не раскрыть эти секреты Земле? Да стоит там только узнать о ваших достижениях, и венериане займут значительно более высокое положение, чем сейчас.
– Да, они смогут использовать наше древнее знание, - с горечью возразил Антил, - но это не значит, что они откажутся от привычки презирать Венеру и её народ. Надеюсь, ты не позабыл о своем обещании сохранить все в тайне.
– Нет, я буду держать язык за зубами, но, думаю, ты совершаешь ошибку.
– Я так не думаю. - Антил свернул к проходу в зал, но Карл задержал его.
– А разве в эту маленькую, комнатушку мы не заглянем? - спросил он.
Антил повернулся, в его глазах читалось удивление.
– Комнатушку? О какой комнатушке ты говоришь? Тут нет никаких комнат.
Брови Карла поползли вверх, и он молча указал на тоненькую трещину, пересекающую заднюю стену.
Венерианин Пробормотал что-то, с трудом дыша от волнения, опустился на колени и ощупал шов чуткими пальцами.
– Помоги мне, Карл. Думаю, эту дверь уже давно не открывали. К тому же на ней нет никаких надписей. Я нигде не встречал упоминаний о том, что она вообще должна здесь находиться. А я знаю развалины Аш-таз-зора, пожалуй, лучше всех.
Они вместе навалились на секцию стены, которая со скрипом отошла немного назад, а потом отодвинулась так резко, что они свалились в крохотное, почти пустое помещение. Вскочив на ноги, они огляделись.
Карл указал на рваные, неровные ржавые полоски на полу и стене там, где она соприкасалась с дверью.
– Похоже, твои предки запечатали эту комнату просто и эффективно. Лишь многовековая ржавчина разъела запоры. Думаешь, они спрятали здесь что-нибудь серьезное?
– Тут не было никакой двери, когда я приходил сюда в последний раз. Но все-таки... - Антил поднял атомолампу повыше и быстро оглядел помещение. Похоже, здесь ничего и не было.
Он был прав. Сбоку от удлиненного ящика неопределенной формы, стоявшего на шести коротеньких ножках, пространство было заполнено прямо-таки невероятным количеством пыли - и праха, и все помещение походило на давным-давно замурованную усыпальницу.
Карл попытался сдвинуть ящик. Это ему не удалось, но крышка под нажимом пальцев шевельнулась.
– Крышка сдвигается, Антил. Смотри!
Он отставил тонкую пластину в сторону. В ящике лежали квадратная плитка из какого-то стекловидного материала и пять шестидюймовой длины цилиндров, напоминавших поршневые авторучки.
Увидев, содержимое, Антил взвизгнул от восторга - за все время их знакомства Карл видел его таким впервые - и, забормотав что-то по-венериански, поднес к глазам стеклянную пластину. Карл, удивление которого росло, придвинулся поближе. Пластинку покрывали разноцветные крапинки, но вряд ли они послужили причиной для такой невероятной радости.
– Слушай, что это такое?
– Это документ на нашем древнем церемониальном языке. До сих пор нам попадались лишь его разрозненные фрагменты. Это величайшая находка.
– Слушай, что это такое?
– Это документ на нашем древнем церемониальном языке. До сих пор нам попадались лишь его разрозненные фрагменты. Это величайшая находка.
– Ты можешь расшифровать текст? - Карл поглядел на пластинку со значительно большим уважением.
– Думаю, смогу. Это мертвый язык, а я знаю чуточку больше дилетанта. Видишь ли, это цветовой язык. Каждое слово составлено из комбинации двух, реже трех цветовых точек. Цвета имеют миллионы оттенков, так что землянину, даже имеющему ключ к языку, пришлось бы воспользоваться спектроскопом, чтобы прочитать текст.
– Ты что, можешь справиться с этим прямо сейчас?
– Мне так кажется, Карл. Атомитная лампа довольно точно воспроизводит дневной свет, так что с этой стороны не должно быть затруднений. Но как бы то ни было, потребуется определенное время, так что, пожалуй, тебе лучше пойти прогуляться. Опасности заблудиться здесь нет, если, конечно, ты не надумаешь покинуть пределы здания.
Карл ушел, прихватив с собой вторую атомолампу, а Антил склонился над древним манускриптом, медленно и мучительно расшифровывая его.
Минуло два часа. Землянин вернулся и увидел на лице своего друга выражение ужаса, чего раньше никогда не случалось. Цветное "сообщение" лежало позабытым у его ног. Громкие шаги землянина не произвели на Антила никакого впечатления. Оцепенев, он застыл в непонятном испуге.
Карл рванулся к нему:
– Антил, Антил, тебе плохо?
Голова венерианина медленно повернулась, словно ей приходилось двигаться в густой жидкости; глаза невидяще уставились на человека. Карл вцепился в худые плечи Антила и немилосердно затряс его.
Антил постепенно приходил в себя. Высвободившись из рук Карла, он поднялся, вынул из тайника пять цилиндрических предметов и опустил их в сумку. Потом с непонятным отвращением отправил туда же плитку, которую расшифровывал.
Покончив с этим, он положил крышку ящика на место и, махнув Карлу, вышел из комнаты.
– Нам пора. Мы и так задержались здесь слишком долго. - В голосе его слышались странные, напряженные нотки, от которых землянину стало не по себе.
Они в молчании проделали весь обратный путь, пока наконец не оказались на дождливой поверхности Венеры. Близились сумерки. Карл почувствовал растущий голод. Им следовало поторопиться, если они хотели достичь Афродополиса до ночи. Карл поднял воротник плаща, поглубже надвинул прорезиненную шляпу и тронулся в путь.
Тянулись миля за милей, и город-купол на фоне серого горизонта становился все крупнее. Землянин жевал отсыревшие сандвичи с ветчиной, истово мечтая поскорее очутиться в сухом уюте Афродополиса. Но хуже всего было то, что обычно дружелюбный венерианин продолжал хранить каменное молчание, удостаивая своего спутника только быстрым взглядом.
Карл воспринимал это философски. Он относился к венерианам с гораздо большим уважением, чем подавляющее большинство землян, но даже он испытывал легкое презрение к чрезмерно эмоциональному характеру соплеменников Антила. Это непроницаемое молчание было выражением чувств, которые Карл проявил бы, разве что тяжело вздохнув или нахмурив брови. Все это Карл понимал и настроение Антила его почти не задевало.
И все же выражение отчаянного страха в глазах Антила вызывало некоторое недоумение. Он перевел написанное на той квадратной пластине и испугался. Что за тайну могли вложить в это сообщение высокообразованные прародители венериан?
В конце концов Карл заставил себя спросить, однако голос его звучал неуверенно.
– Что ты вычитал в той пластине, Антил? Думаю, это может быть интересно и мне, учитывая, какое впечатление она на тебя произвела.
В ответ Антил сделал жест, веля поторопиться, и скользнул в сгущавшуюся тьму почти с удвоенной скоростью. Карл ощутил недоумение и даже обиду. И за все время оставшегося пути уже больше не пытался заговаривать с венерианином.
Однако, когда они добрались до Афродополиса, Антил нарушил молчание. Его морщинистое лицо, осунувшееся и напряженное, обратилось к Карлу с тем выражением, какое бывает после принятия мучительно выстраданного решения.
– Карл, - сказал он, - мы были друзьями, поэтому я хочу дать тебе несколько дружеских советов. На следующей неделе ты отправишься на Землю. Я знаю, твой отец - достаточно влиятельное лицо среди советников президента планеты. Да и ты скорее всего станешь в недалеком будущем крупной фигурой. Если так случится, умоляю тебя, направь все силы на то, чтобы Земля пересмотрела свое отношение к Венере. Я, в свою очередь, будучи наследственным вождем самого большого на Венере племени, приложу все усилия, чтобы предотвратить любые попытки насилия.
Землянин нахмурился:
– Похоже, за всем этим что-то кроется. Но я здесь ни при чем. Ты хочешь ещё что-то сказать?
– Только это. Или же наши отношения улучшатся... или же... вся Венера восстанет. И тогда у меня не останется выбора, кроме как служить ей душой и телом, а в таком случае Венере недолго оставаться беззащитной.
Эти слова только развеселили землянина.
– Ладно, Антил, твой патриотизм замечателен и недовольство оправданно, но мелодрамы и шовинизм на меня не действуют. Прежде всего я реалист
– Верь мне, Карл. То, что я сейчас тебе сказал, - в высшей степени реально. - В голосе венерианина прозвучала непреодолимая убежденность. - В случае восстания на - Венере я не смогу гарантировать безопасность Земли!
– Безопасность Земли?! - Невероятность услышанного ошеломила Карла.
– Да, - продолжал Антил, - поскольку в моих силах уничтожить Землю. Я сказал все
Он повернулся и нырнул в заросли, направляясь к маленькой венерианской деревушке, приютившейся у гигантского купола.
Прошло пять лет - лет бурных и неспокойных, - и Венера очнулась от сна подобно пробудившемуся вулкану. Недальновидные земные власти Афродополиса. Венерии и других городов-куполов благодушно пренебрегали всеми тревожными сигналами. Если они и вспоминали когда-нибудь о маленьких зеленых венерианах, то непременно с презрительной гримасой, словно говоря: "А, эти твари!"
Но терпение "тварей" наконец истощилось; с каждым новым днем националистические Зеленые банды прибавляли в численности, голоса их становились все более громкими. И в один серый день, похожий на все прочие, толпы туземцев забурлили вокруг городов.
Небольшие купола оказались захваченными, так и не успев оправиться от изумления. За ними последовали Нью-Вашингтон, Гора-Вулкан и Сен-Дени, то есть весь Восточный Континент. Прежде чем ошеломленные земляне успели сообразить, что происходит, половина Венеры больше не принадлежала им.
Земля, шокированная и потрясенная этой неожиданной неприятностью, которую, разумеется, ничего не стоило предвидеть, бросила все людские и материальные ресурсы на помощь жителям осажденных городов, снарядив огромный флот.
Земля была раздражена, но не испугана, пребывая в убеждении, что области, утраченные по растерянности, на досуге могут быть легко возвращены назад, а территории, сохраненные по сей день, не могут быть потеряны никогда. По меньшей мере, в это хотели верить.
Так что нетрудно вообразить оцепенение земных лидеров, когда наступление венериан не приостановилось. Венерия была достаточно обеспечена оружием и продовольствием; были поставлены её защитные экраны, а люди находились на постах. Крошечная армия голых, безоружных туземцев надвинулась на город и потребовала безоговорочной капитуляции. Венерия высокомерно отказалась," сообщения на Землю были полны шуток насчет безоружных дикарей, так быстро потерявших голову от успехов.
Потом неожиданно сообщения перестали поступать, а в Венерию вступили венериане.
Падение Венерии повторялось снова и снова - с другими городами-крепостями. Сам Афродополис с его полумиллионным населением пал перед жалкой полутысячью венериан. И это несмотря на тот факт, что в распоряжении защитников было любое известное на Земле оружие.
Земное правительство скрывало факты; население Земли оставалось в неведении относительно странной войны на Венере. Но высшие правительственные чиновники хмурились, когда слышали непонятные слова Карла Франтора, сына министра образования.
Ян Хеерсен, военный министр, в ярости вскочил, ознакомившись с содержанием доклада.
– И вы серьезно, пытаетесь убедить нас на основании случайного заявления полусвихнувшейся жабы, чтобы мы заключили мир с Венерой на их условиях? Абсолютно невозможно! Что этим проклятым тварям требуется, так это броневой кулак. Наш флот вышибет их из Вселенной, и ждать этого осталось недолго.
– Вышибить их не так просто, - произнес седобородый Франтор-старший, спеша поддержать сына. - Многие из нас не раз заявляли, что правительственная политика относительно Венеры ошибочна. Кто знает, что они способны предпринять в ответ на наше нападение?
– Детские сказочки! - рявкнул Хеерсен. - Вы думаете о жабах как о людях. Они - животные и должны быть благодарны за те блага цивилизации, что мы им несем. Не забывайте, мы относимся к ним гораздо лучше, чем во время ранней истории относились к некоторым из земных рас, к краснокожим например.
Карл Франтор снова не удержался и взволнованно заговорил:
– Нам следует все разузнать, господа! Угроза Антила слишком серьезна, чтобы ею пренебречь, и неважно, что звучит она глупо... Впрочем, в свете побед венериан она звучит не так уж и глупо. Я предлагаю послать меня и адмирала фон Блумдорфа в качестве послов. Позвольте мне добраться до сути этого дела, прежде чем мы перейдем к атаке.
Президент Земли, мрачноватый Жюль Дебю, впервые заговорил:
– В конце концов, в предложении франтора есть смысл. Пусть так и будет. Есть другие предложения?
Предложений больше не последовало, только Хеерсон нахмурился и злобно фыркнул. Таким образом, неделю спустя Карл Франтор сопровождал космическую армаду, отправившуюся с Земли в направлении Венеры.
Странная Венера встретила Карла после пятилетнего отсутствия. Тот же нескончаемый дождь, то же монотонное, угнетающее чередование коричневого и серого, те же разбросанные города-купола, но как же все здесь переменилось!
Там, где раньше высокомерные земляне презрительно шествовали среди толп ежившихся от страха туземцев, ныне распоряжались венериане. Афродополис стал столицей планеты, а бывший кабинет губернатора занимал теперь... Антил.
Карл с сомнением глядел на него, плохо понимая, что следует сказать.
– А я был склонен думать, что ты... марионетка, - решился он наконец. - Ты... пацифист.
– От меня ничего не зависело. Все решил случай, - возразил Антил. - Но ты... Никак не мог предположить, что именно ты будешь представлять свою планету на переговорах.
– Это потому, что ты напугал меня глупыми угрозами несколько лет назад, и потому еще, что я оптимистичнее всех отнесся к вашему восстанию. Вот я и прилетел, как видишь, но не без сопровождения. - Он небрежно указал рукой в. небо, где неподвижно и угрожающе зависли звездолеты.
– Собираешься меня запугать?
– Нет! Мне хотелось бы узнать твои цели и требования.
– Они легко выполнимы. Венера требует признания её независимости: мы предлагаем мир, а также свободную и неограниченную торговлю.
– И ты предлагаешь нам согласиться на это без борьбы...
– Надеюсь... для блага Земли же. Карл нахмурился и раздраженно откинулся на спинку кресла.
– Ради Бога, Антил, время таинственных намеков и недосказанных угроз прошло. Поговорим в открытую. Как вам удалось так легко захватить Афродополис и остальные города?
– Нас вынудили к этому, Карл. Мы этого не хотели. - Голос Антила стал резким от волнения. - Они не приняли наших требований и начали стрелять из тонитов. Нам... нам пришлось применить... оружие. После чего нам пришлось большую часть их убить... из милосердия.
– Ничего не понимаю. О каком оружии ты говоришь?
– От меня ничего не зависело. Помнишь наше посещение Аш-таз-зора, Карл? Запечатанная комната, древний манускрипт, пять небольших цилиндриков?
Карл угрюмо кивнул:
– Я так и подумал, но не был уверен.
– Это чудовищное оружие, Карл. - Антил содрогнулся, точно сама мысль о нем была невыносима. - Древние изобрели его... но ни разу не использовали. Они сразу же .упрятали его подальше, и представить не могу, почему вообще не уничтожили. Я надеялся, что они хотя бы испортили его. я в самом деле на это надеялся. Но оно оказалось в превосходном состоянии, и именно я его обнаружил и... был вынужден применить... на благо Венеры. - Его голос упал до шепота, и венерианин с явным усилием заставил себя собраться и продолжить рассказ. - Небольшие безобидные на вид стерженьки - да ты и сам их видел - способны генерировать силовые поля неизвестной природы - прадеды мудро позаботились не разъяснять научные основы оружия, - разрушающие связи между разумом и мозгом.
– Что? - Карл застыл, от изумления раскрыв рот. - О чем ты говоришь?
– Ты же должен знать, что мозг - скорее вместилище разума, нежели сам разум. Природа разума - это тайна, она была неведома даже нашим прародителям, но какой бы она ни была, разум использует мозг в качестве посредника между собой и материальным миром.
– Понял. - И ваше оружие отделяет разум от мозга... разум оказывается беспомощным... словно космопилот, потерявший контроль.
– Понял. - И ваше оружие отделяет разум от мозга... разум оказывается беспомощным... словно космопилот, потерявший контроль.
Антил с серьезным видом кивнул.
– Видел ты когда-нибудь животное без мозга? - - неожиданно спросил он.
– Хм-м... да, собаку... в колледже, на занятиях по биологии.
– Тогда пошли, я тебе покажу человека без разума.
Карл и венерианин вошли в лифт. Когда они спустились на нижний тюремный - этаж, в мыслях Карла царила сумятица. Он разрывался между ужасом и яростью, его одновременно охватывали и безрассудное желание убежать, и непреодолимая тяга убить Антила здесь же, на месте. Все
– Ха! Да это самая простая часть всей чертовой затеи. Сунули вам лунатика, заявив: "Вот оно, новое оружие!", и вы это скушали без каких-либо вопросов! Продемонстрировали они вам свое "ужасное оружие"? Хотя бы показали его вам?
– Разумеется, нет Оружие смертельно. Не будут же они убивать венерианина, чтобы доставить мне удовольствие! А насчет демонстрации... Вы бы стали показывать противнику свою козырную карту? Ну а теперь ответьте на несколько моих вопросов. Почему Антил так непоколебимо в себе уверен? Каким образом он так легко и быстро захватил Венеру?
– Пожалуй, объяснить этого я сейчас не смогу. Но разве это что-нибудь доказывает? Как бы то ни было, мне уже дурно от этой болтовни. Мы атакуем их, а все ваши теории - к дьяволу! Я их поставлю перед тонитами, тогда сами увидите, как изменятся их лживые рожи.
– Но, адмирал, вы обязаны сообщить о моем докладе президенту.
– А я и сообщу... когда верну Афродополис землянам, Он повернулся к блоку централизованной связи:
– Внимание всем кораблям! Боевое построение! Цель - Афродополис! Залп всеми тонитами через пятнадцать минут!
Он бросил взгляд на адъютанта:
– Передайте капитану Ларсену, пусть сообщит венерианам, что им дается на размышление пятнадцать минут, чтобы выбросить белый флаг.
Минуты до атаки прошли для Карла Франтора в невыносимом напряжении. Он сидел сжавшись, молча закрыв лицо руками; тихий щелчок хронометра в конце каждой минуты отдавался в его ушах громом. Он отмечал их едва слышным шепотом:
– восемь.. девять.. десять... Боже мой!
Всего пять минут до неминуемой смерти! Но так ли уж она неминуема? Что, если фон Блумдорф прав? Что, если венериане просто блефуют?
В рубку ворвался адъютант и отдал честь.
– От жаб пришел ответ, сэр.
– Ну? - Фон Блумдорф нетерпеливо подался вперед.
– Они сообщают "Немедленно прекратите атаку В противном случае мы снимаем с себя ответственность за последствия.
– И это все? - Последовала грубейшая ругань.
- Да, сэр.
Очередной поток ругани.
– Дьявольские наглецы. Изворачиваются до последнего. Едва он успел договорить, как пятнадцать минут истекли и могучая армада пришла в движение. Четкими, стройными рядами она метнулась вниз, к облачному покрывалу планеты. Адмирал, злобно оскалясь, с удовольствием следил за этим наводящим ужас зрелищем по телеэкрану... когда геометрически стройные боевые порядки неожиданно сломались.
Адмирал захлопал глазами, потом потер их. Всю передовую часть флота внезапно охватило безумие. Сначала они притормозили, потом помчались в разные стороны под самыми сумасшедшими углами.
Потом последовали рапорты от уцелевшей части флота, извещающие, что левое крыло перестало отвечать на радиовызовы.
Нападение на Афродополис провалилось. Адмирал фон Блумдорф топал ногами и рвал на себе волосы.
– Вот оно, их оружие в действии, - вяло пробормотал Карл Франтор и вновь погрузился в безразличное молчание.
Из Афродополиса не поступило ни слова.
Добрых два часа остатки земного флота потратили на борьбу с собственными кораблями, гоняясь за вышедшими из повиновения космолетами. Каждый пятый им настичь так и не удалось: одни направились прямым курсом на Солнце, другие умчались в неведомом направлении, кое-кто врезался в Венеру.
Когда уцелевшие корабли левого крыла были собраны, ступившие на их борт ничего не подозревавшие спасательные отряды ужаснулись. Семьдесят пять процентов личного состава каждого корабля потеряли человеческий облик, превратившись в безумных кретинов. На многих кораблях не осталось ни одного нормального человека.
Одни, застав такую картину, кричали от ужаса и ударялись в панику, других рвало, и они спешили отвести глаза. Один из офицеров, с первого взгляда сориентировавшись в ситуации, выхватил атомный пистолет и пристрелил всех безумцев.
Адмирал фон Блумдорфф был конченым человеком: узнав о самом худшем, он разом превратился в жалкую, с трудом передвигающуюся развалину, способную лишь на бесполезную ярость. К нему привели одного из безумных, и адмирал отшатнулся.
Карл Франтор поднял на него покрасневшие глаза.
– Ну, адмирал, вы удовлетворены?
Но адмирал не стал отвечать. Он выхватил пистолет и, прежде чем кто-либо успел остановить его, выстрелил себе в висок.
И вновь Карл Франтор стоял перед президентом. Его доклад был четок, и не вызывало сомнений, какой курс предстоит теперь избрать землянам.
Президент Дебю покосился на одного из безмозглых, доставленного сюда в качестве образца.
– Мы проиграли, - произнес он. - Нам приходится согласиться на безоговорочную капитуляцию... Но придет день... - Его глаза вспыхнули при мысли о возмездии.
– Нет, господин президент, - зазвенел голос Карла. - Такой день не наступит. Мы должны предоставить венерианам то, что им причитается, свободу и независимость. Пусть прошлое останется прошлым. Да, многие погибли, но это расплата за полувековое рабство венериан. Пусть этот день станет началом новых отношений в Солнечной системе.


Айзек Азимов

­­
Рим chigurh в сообществе Объединенная зона безопасности 02:37:56
Вот и собрав несколько впечатлений от Рима все же решила написать. На самом деле впечатления скорее смешанные и неоднозначные. Во-первых, дорога из Киева заняла практически весь день, хотя на самолете лететь прямым рейсом 2,5 часа(!). Из-за сбитого режима волнения я не спала всю ночь, утром в восемь утра уже пила кофе и дособирала чемоданы. Нас зарснее предупредили, что рейс перенесли на два часа вперед, так что в 12:10 только вылет.
Первое, что удивило, что прилетели мы быстрее, чем должны были примерно на поласа. Это очень смутило ибо как бы есть регламент полета, что это за маршрут вообще?.. но они исправились и не подавали пешеходный рукав около 30 минут. В аэропорту все стали как стадо баранов ожидая когда стеклянная дверца к лестнице откроется. Мы с Барабанщиком вернулись и сказали, что дверь закрыта. Чувак пошел и сбоку просто убрал ограничительную ленточку(!!!)
Весь самолет как бараны стоял бы так очень и очень долго. Люди сзади не знали о том, что впереди, а те, кто впереди им было влом.
Потом около 10 минут ехали на монорельсе до аэропорта. После этого граница. И тут начался самый треш. Ибо очередь для no visa и citizens - одна, рядом очередь для ребят с визой. И вместе с нашим самолетом приземлился самолет аэрофлота, поэтому в очереди были люди, которые просто ошиблись)
(Конечно же, в какой-то момент они начали понимать, и сразу «ой, да вот с безвизом, а смотри как проверяеют то долго)))00 с визой штамп и все». Это не так, но это как в законах Мерфи: длинна минуты зависит от того по какую сторону туалетной двери вы находитесь).
Потом электричка до центра города: ждали 25 минут и ехали 30. Потом автобус до апартаментов: ждали 1,5 часа(!) и ехали минут 20-30. Потом шли еще минут 10.
Женщина показывала квартиру и оказалось, что это Ирина из Запорожья. Честно сказать, она упала нам на хвост, но показала отличный ресторан в центре с вкуснейшей пастой и пиццей, а также как вообще добраться до центра. Она хотела очень еще с нами тусить/бухать винишко. Но по ходу всего этого мы решили разойтись ибо мы были крайне уставшими и хотели пройтись и домой. Она нам сказала что ехать обратно 4 остановки... и кажется нас решила тупо обмануть. От той остановки мы шли еще минут 20-30. Было холодно, неприятно. Хотя было около 6 вечера и только недавно зашло солнце. Мы закупились в магазине продовольствием и плелись к дому.
Отбой в десять вечера и проснулись.... я проснулась в час. Не особо туристичное поведение. Мы пошли искать керфур, чтобы купить симки, ибо без интернета просто беда в городе. В керфуре их не оказалось и решили все же пойти сначала в музей, а потом уже в центр за симками. Мы заплутали, взяли по обалденному капучино и решаем как дальше. К нам подошел парень и сказал, что из Сенегала, спросил откуда мы, мы сказали. Он начал впаривать товары «аутентичные для его страны, но из пластика». Но мы корректно морознулись и сказали, что не заинтересованы. И тут начинает происходить какая-то жесть: парень просит 2 евро на кофе, мы говорим «нет», парень говорит «отдай свой кофе» к мч. Мы опешили и начинаем не понимать происходящне. Мы снова говорим «нет», и тут он начинает прям возмущаться и становится агрессивным будто мы должны это сделать. Барабанщик смотрит на меня и явно растерялся, я ему «решай», а потом в итоге вступила в диалог и сказала, что нет, так не пойдет. Парень ушел поняв, что от нас ничего не дождаться, но это было прям ОЧЕНЬ И ОЧЕНЬ НЕПРИЯТНО.
После этого начали сторониться всех кто хоть что-то продает, более того, в центре это еще более навязчево, но не так агрессивно. Буквально бежал парень через всю площадь (ибо людей было к вечеру мало), чтобы продать цветы. Сидим в заведении и мне прямо в лицо розы вскнули пока ем, прям не гипербола, а по-настоящему розы в лицо ‘D кстати, в самом центре отвратительная еда, вот прям очень мерзкая.
Возвращаясь к нашей переферии центра. Мы все же дошли до узея современного искусства и там не работало больше полоаины ибо меняется экспозиция. И все снова не юзерфрендли. Сначала инфопоинт, который похож на кассу, в центре огромный круглый стол-касса, похожий на инфопоинт. Нам сказали идти к лифту, а там сказали, что надо сначала в гардероб сдать куртки и рюкзак. Это можно сделать между инфопоинтом и кассой: сначала рюкзак в ящик и залог в 1евро, потом в гардероб куртки. Экономят место тем, что куртку на куртку надевают.
Мы сразу на лифт и на третий этаж и оттуда решили постепенно спускаться. Зал был посвящен фотографии современного фотографа, это его работы за последние 20 лет и все это было из горячих точек. Из Сектор Газа были еще масакра-видео. Были фотографии того как пристрелили черного в США. Был живой, а потом нет. Ожидающие казни в Бейруте, японцы после землетрясений. Вспомнила АТО и не могла воспринимать школьников учащихся понимать смысл этих фотографий.. там были группы, которые сидели и много записывали, шутили и смеялись. И как-то это весело и грустно одновременно.
На третьем этаже были разнообразные инсталляции, увидела знакомую работу Агнешки Польской, которую видела еще в Моцаке, она очень милые и серьезные работы делает)
В общем, данная экспозиция вся была посаящена ИИ, причем не на какие-то отдаленно похожие футуристические сюжеты для продажи, а прям настоящие рассуждения. Там даже была работа программиста, который считает себя художником ))) его работу не запомнила, но нескол ко работ были по-настоящему сильные. Первая - это комиксы(чуть позже выставлю фото и название) о роботах пытающихся понять мир. И вроде крайне банальная тема, но то как роботы пытаются присвоить значение слову «свобода» это прям очень. И понять границу своего существования.
Вторая - длинное видео будто играют нубы в игру «кто столкнет с крыши». На видео множество каких-то персонажей, которые то в лаву зайдет, то ноги поломает, то деревья снесет, то стоит и горит, то других сжигает. Барабанщик начал дико орать с этого, ибо прям проникся «это же о том как ИИ узнает свои границы. Вот есть мир, который движется своим алгоритмом, и ии, которое имеет свой алгоритм, и вот в его мире он может ломать ноги, залезть в лаву, но вот по законам этого мира он сгорит»
Но надо еще раз его послушать, ибо он такое интересное задвинул!
И работа третья - это виртуальные очки: гуляешь по лесу, рассматриваешь все, движешься, а потом падаешь с пропасти. Теряешься в пространстве сразу, я серьезно. Когда нет ни рук, ни ног на экране, то вообще плохо осознаешь все. Падая с обрыва у меня сжалось все будто падаю на американских горках. Но сижу я на квадратном стуле.
——

Все завтра!

Категории: Путешествия
понедельник, 12 ноября 2018 г.
.... огнесручий какаду 13:17:26
Вы обратили внимание, сколько адских новостей приходит к нам именно из провинции? Всякие суды за репосты, госизмена в виде СМС столетней давности, экстремизм в картинках и прочая дребедень? Потому что даже в самом захолустном поселке есть свое ФСБ, свои борцы с экстремистами и террористами. А поскольку никаких террористов и экстремистов в тех краях отродясь не видали, а существование свое оправдать надо, эти чуваки и стряпают дела разной степени идиотичности.

В провинции этим заниматься проще, чем в столицах, потому что там внимания меньше, а власть более наглая. За провинциальной властью следить некому, ругать ее некому, противостоять ей некому.

Бурятская история выделилась из общей причудливой массы трэша тем, что получилась совсем цирковой. Людей решили найти и наказать просто за то, что им не нравится начальство. В Бурятии считаются экстремизмом фразы типа «красиво жить не запретишь» и «не могут выделить транспорт для детей, а себя любимых не забудут».

То есть начальство за государственный счет закупает себе автомобили и мебель, а когда местное население возмущается, недовольных начинают искать. Потому что местное население не может выражать недовольства. Население должно от любого действия начальства выражать радость. Вот, собственно, и все правила поведения населения в Бурятии. Молчите, слушайте и выполняйте.

С точки зрения бурятского МВД гневные комментарии «склоняют к воспрепятствованию деятельности государственных органов власти». Таким образом, деятельность государственных органов Бурятии заключается в покупке шести автомобилей, шкафов и мебели для «сидения, преимущественно с деревянным каркасом».

Предполагаю, что этими действиями деятельность некоторых представителей власти вообще и ограничивается. Купил мебель с деревянным каркасом, осуществил на ней процесс сидения, потом сел в машину и уехал. А если мне это не нравится, значит, я деятельности твоего органа препятствую.

Положа руку на сердце, не такие там были космические суммы и не такие головокружительные закупки. И в этих суммах и закупках нет ничего неприличного. А людей на самом деле начинают преследовать только за факт недовольства властью. Без брани, без оскорблений, без призывов к изменению государственного строя Бурятии — просто недовольство.

Чушь и глупость, но кому будет смешно, если за такое по-настоящему накажут и срок дадут? Картинки в сетях тоже казались невинными и смешными, а процессы-то получились ни разу не веселые.(С)

Категории: Репрессии геноцыд гулаг
пятница, 9 ноября 2018 г.
Разве это не прекрасная песня?) RinRin.san 22:55:02
Вместо того, чтобы читать про экономику и инфляцию, сижу и не могу оторваться)
Так бессмысленно, но вместе с тем по-детски мило. Как мультик, который захватывает твоё внимание целиком, и ты не можешь от него оторваться.
Мне нравится эта песня. Сегодня ночью проснулась от её звуков: радио так и не выключила, заснув. И я, чёрт возьми, нисколько не пожалела о том, что что-то меня разбудило, потому что оно того стоило.

Дуэт с Бейонсе:

Подробнее…­­

Сам оригинал:

Подробнее…­­

Сегодня пришла к мысли, что мне гораздо больше нравится американская модель поведения и, по сути, я старалась придерживаться именно её. То есть они, для начала, вообще-то свою свободу отвоевали, независимость как бы, их в грош не ставили, а они просто восприняли это как вызов и доказали, что могут быть одни. И так как бы во всём у них там, что с депрессией, что с освоением территорий: они постоянно что-то стремятся доказать. К собственному стыду, мало знала про Америку, да и сейчас мои знания бесконечно ничтожны про её историю, т.к. знаю лишь основные моменты и направления. Про войны мировые вообще молчу: не касалась пока что этого вопроса, но планирую.
Россия, мне кажется, в этом плане придерживается больше правила "не буди лихо, пока оно тихо". То есть в отличие от американцев, которые постоянно что-то там суетятся и строят, русские просто выживать пытаются и их вроде как всё вполне устраивает, но вот если довести, то тут уже лихо проснётся, и наступает резкая мобилизация. Иными словами, русские активны не постоянно, а в определённые точки кипения активизируются, и вот тут наступает уже пиздец. Это как если долго копить-копить силы, чтобы потом в один момент сделать мощный рывок/скачок. Во мне это тоже есть, кстати, сейчас поняла неожиданно ;D Прикольно, я как гибрид) Сперва выживаю, коплю силы, потом делаю скачок и потом уже стабильно активна (до нового витка выживания xDD)
Как интересна наша жизнь, кто бы мог подумать, что я, я (!!!) буду заниматься финансами и экономикой, да ещё и в своё удовольствие :-O­
И мне правда это нравится)
Пойду дальше читать про гиперинфляцию Германии.

­­


Категории: Видео, Music, Буквами по листьям, Моменты жизни
` The Hope Of Morning Makes You Worth The Fight... M i o n e 22:34:12

`/ Aliis Inservi­endo Consumo­r •


Этот учебный год проносится с бешеной скоростью, и не всегда понимаю, хорошо это или же плохо... Грустно, что подходит к концу счастливая пора студенчества, но это, пожалуй, одна из тех вещей, что сейчас должна беспокоить меня меньше всего... Впереди огромных масштабов перемены и события, и начнутся они уже со следующей недели... С понедельника и вплоть до самого Нового Года, а то и до середины января, должна буду с головой уйти в учёбу, ибо начинаются экзаменационные циклы: это и детская стоматология, и ортопедия, и ортодонтия, и пародонтология... Надо выложиться на полную, если хочу, чтобы всё получилось...) Поэтому, вероятно, буду очень много, часто и подолгу пропадать, простите меня, пожалуйста...



­­
#WhateverItTakes
Сейчас у нас идёт дисциплина по выбору, по которой мы должны написать ВКР (выпускную квалификационную работу), в дальнейшем с ней мы идём на гос.экзамены... "Выбор" этот весьма относительный, так как просилась я в хирургию, "предложили" мне терапию, а в итоге отправили на детство, но оно, пожалуй, и к лучшему...) Эти две недели нам рассказывали по-настоящему интересные вещи, предоставили возможность расширить свой кругозор как профессионалам, немного вырасти над собой ^_^ Приятно, что пару раз даже брали на приём ^.^ Вчера преподавательница попросила поассистировать ей на наркозе ^___^ Для тех, кто не знает, неконтактных детишек и детишек с множественным кариесом, как правило, лечат не под местным, а под общим обезболиванием, то есть под наркозом...) Ирина Игоревна, доктор, которой ассистировала, активно отговаривала меня идти в хирургию и агитировала выбрать своей специальностью детство, чем сильно меня озадачила... Подобное уже было летом, когда во время практики по ортопедии зав.отделением уговаривал меня стать ортопедом, но.. В этот раз всё как-то по-другому: беда в том, что и детство тоже мне по душе... Очень люблю детишек, обычно нахожу с ними общий язык, люблю с ними работать, но.. Хирургия -- это же рай... Это лучшее, где могу себя применить... Но теперь злосчастное семя сомнений вновь дало корни...



­­
#WhatAboutOurBroken­HappyEverAfters?
Тяжело признавать, но очередной курс блокад папе не помог совсем... К сожалению, не могу рассказать вам всего, что происходит: как справедливо замечено в сериале "13 причин, почему", некоторые секреты существуют, чтобы защитить некоторых людей... Всегда говорила, что нам "нелегко", но это сильное преуменьшение, если отключить оптимистичный настрой и проявить объективность... Не хочу посыпать голову пеплом -- в этом нет смысла и так не найдётся выход... Нельзя сдаваться, нельзя опускать руки и жалеть себя... Но сердце рвётся каждый раз, когда вижу, как папа сидит и плачет, потому что не может встать, как он кричит от боли, тщетно силясь разогнуть ноги в коленях и выпрямить спину, когда он, изнемождённый и вымученный болью, кричит, что не хочет жить, когда родители в голос рыдают у меня на плечах... Когда получаю от папы сообщения с угрозами суицида... У меня нет права на слабость, панику или слёзы... Мы боремся, всё ещё сражаемся, и стоит мне придумать, сочинить утешение, слепить из призрачного тумана надежду, как высыхают слёзы на отеческих и материнских глазах, как в них снова что-то загорается... В такие моменты чувствую, что ещё не совсем бессильна... Сегодня беседовали с его лечащим врачом, и результат, а вернее, его отсутствие говорит об одном -- впереди папу ждёт радиочастотная абляция болевых нервных корешков...



­­
#МеняПокоритьНельзя­
В последнее время меня пугают родственники/друзья­ семьи/родители... В какой-то момент они начали не просто интересоваться, а с большим энтузиазмом заниматься устройством моей личной жизни... Это уже переходит все рамки, правда... Фразы в духе "Саша, я поеду искать тебе жениха" или "Саша, я нашла тебе жениха", "А жить в Баку очень хорошо, знаешь, какой город красивый!" оставались в моём сознании всего лишь невинными и забавными шутками, пока в ход не пошли слова а-ля "даже не знаю, на свадьбе мне сидеть со стороны жениха или невесты?" или всплывающие подводные камни... Какое-то время назад вела приятельскую переписку с сыном-подруги-тёти-­Зины (вы знаете, что всегда рада новым друзьям), но потом общение как-то сошло на нет, собственно, и Бог с ним, но потом оказалось, что товарищ постучался в директ и вёл беседу, потому что собирался (внимание!) жениться... ЖЕНИТЬСЯ, КАРЛ! Жениться на девочке, о которой тебе рассказали родственники и которую ты видел на паре фотографий... Просто слов нет... На днях виделась с нашими близкими, так оказалась на лекции по теме "Самое главное -- удачно выйти замуж, а замуж надо выходить за достоинства, успех и семью мужа"... Боже, дай мне сил!.. Вишенка на торте -- позавчера проходя мимо гостиной услышала, как родители "перешёптываются" на тему удачного замужества... Чтобы не получилось так, будто бы подслушивала, спешно ушла к себе в комнату, но акустика в квартире такова, что и там не смогла скрыться от их разговоров... Подумать только, они считают, что надо свести меня с кем-то, кого Моему негодованию нет предела... Никогда, ни за что, ни при каких обстоятельствах не стану предметом чьей-то коллекции, чьим-то призом или трофеем... С каких это пор главное -- хорошо выйти замуж за перспективного человека?!. Один такой "из приличной семьи" однажды уже заявлял мне: "Мой папа тебя купит, потому что я так хочу!" Как по мне, так уж лучше вообще замуж не выходить, чем так... Встретить любовь, человека, который как свои будет разделять с тобой радости и горести, с которым и в огонь, и в воду -- вот это я понимаю... А все эти "хорошие семьи" и "удачные браки" -- упаси Бог!.. Как же раздражают юноши, которые считают, что им всё позволено... Которые увидели девичью мордашку на фотографии, и всё, чего хочу, то и ворочу... Покупаются на обложку, ни капли не заботясь о содержании... Я не варежка! Любовь -- самое прекрасное, самое высокое и святое, что есть на свете, и нельзя марать её в грязи наших прихотей... Бррр, кровь закипает... А ведь когда-то такие страсти кипели только на БеОне.. Видимо, это карма ^^" Если это перейдёт за рамки и без того малоприятных разговоров, видит Бог, я устрою бунт и подниму бурю...

­­


Категории: ` Из Жизни, ` Учёба, ` Папа, ` Болезнь, ` Боль, ` Неприязнь, ` Мысли Вслух, ` Осень, ` Ноябрь, ` 5 Курс
11:01:31 Гость
i70.beon.ru/1/0/1/93/25/128332593/zQmwaadYJBA.png
11:33:52 M i o n e
-- Добрый день ^_^ Спасибо за небезразличие...)
17:14:46 Гость
i26.beon.ru/1/0/1/20/99/128339920/wdtYjIoMvaU.png
17:47:15 Dr. Zagreus
Я не знаю, под каким там наркозом, но когда я в детстве ходил, я чувствовал прям каждый миллиметр того, как узб покида мой рот. А когда его совсем оторвали, хотелось аж выть от боли. Хотя вроде что-то и кололи перед этим, и рот ещё отходил от онемения... Не поверишь, но у меня примерно такая же...
еще...
Я не знаю, под каким там наркозом, но когда я в детстве ходил, я чувствовал прям каждый миллиметр того, как узб покида мой рот. А когда его совсем оторвали, хотелось аж выть от боли. Хотя вроде что-то и кололи перед этим, и рот ещё отходил от онемения...
Для тех, кто не знает, неконтактных детишек и детишек с множественным кариесом, как правило, лечат не под местным, а под общим обезболиванием, то есть под наркозом...)
Не поверишь, но у меня примерно такая же ситуация. Типа хотят женить на "хозяйственной" и "любящей" а тот факт, что это мало того, что нечестно ибо это не наше желание, так я вообще ближайшие лет 10 не хочу даже задумываться об этом. Но нет же, уже каждое лето собираются устроить свадьбу. Благо, у меня дальше разговоров дело не идёт Х)
А тебе с этим успехов, ведь вряд ли как-то получится убедить их в том, что ты этого не хочешь. Единственный, пожалуй, выход, это тебе самой найти и поставить родителей перед фактом. Иначе дело совсем швах
(А вообще, мы в 21 веке живём, где это видано, что до сих пор действуют заплесневевшие традиции вроде таких)
#МеняПокоритьНельз­я
ц3 sssfg 20:55:05
Человек есть бессознательно-хитр­ое существо, и его плохо понимают, и он сам себя плохо понимает. Человек может усиливать свое страдание, чтобы меньше страдать. Это психологический парадокс. Это экзистенциальная диалектика страдания: страдая от одного, он утешает себя другим страданием. Человек способен совершить героический подвиг, чтобы меньше страдать. Он идет на войну и совершает чудеса храбрости, идет в монахи и совершает аскетические подвиги, чтобы отвлечь себя от страдания, вызванного несчастной любовью или смертью близкого человека. Или он начинает терзать место, которое у него болит, начинает увеличивать боль, чтобы уменьшить боль. Он не только убегает от того, что причиняет ему боль, но и влечется к боли и сосредоточивается на ней. Человеку очень присущ мазохизм. Мазохизм, как и садизм, есть извращение, порожденное страданием. И это имеет таинственную связь с полом, раненностью человека.
показать предыдущие комментарии (5)
21:16:06 sssfg
девушка
21:17:14 Просто милый Черняшик
просто ни ник ни авка ни о чем не говорят! а тебе сколько лет? если не секрет????
21:22:11 sssfg
19, а с какой целью интересуетесь?
21:28:59 Просто милый Черняшик
Просто........ЗНАВАЛ­ Я ДЕВУШЕК В 19 ЛЕТ......... хрен там какие Ницше и Бердяевы у них в головах то....
56 сурок мотылёк 17:58:04
Я делал это говно шесть лет назад и даже интересно что выйдет сейчас.

Заходим в www.aldragon.net/dr­yfrei/dryfreirandom.­html ,где выпадают
случайные цитаты. Копируем вот это:

Обо мне:
Когда ты клюешь носом уже, а не еще, пожар на утреннем горизонте впечатляет куда больше!

О жизни:
Сэр Цвахта Чиям явно не был отягощен комплексами, которые называются “правилами поведения в обществе”. Думаю, это очень неплохое воспитание!

О будущем:
Наваждения бывают так похожи на воспоминания… и наоборот.

О врагах:
Деньги – надо! Когда человек работает бесплатно, это слишком похоже на игру: ему кажется, что все происходит ”понарошку”. А когда наш труд начинают оплачивать, до нас, как правило, доходит, что это происходит на самом деле, – и все меняется…

О друзьях:
В некоторых книгах можно найти удивительные вещи…

Про сегодняшний день:
Ты предпочитаешь играть в дурацкую игру под названием “верю – не верю”. Зачем? Есть только одна вещь, в которую имеет смысл не верить: смерть. Но в свою смерть каждый человек почему-то верит свято, не требуя доказательств…

Про завтрашний день:
Обида – это еще более глупое чувство…

Про мой характер:
Последнее слово всегда за тем, кому удалось остаться в живых…

Кредо:
Мне предстояло умереть в схватке, а это куда веселее, чем самоубийство.

Отношения:
Здесь ни одна цитата мне не
Не


Категории: Увёл